Ноглики - Твоя газета
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Календарь
«  Сентябрь 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Поиск
Друзья сайта
Главная » 2007 » Сентябрь » 9 » ХИРУРГИ ДОЛГО НЕ ЖИВУТ (15.07.04)
ХИРУРГИ ДОЛГО НЕ ЖИВУТ (15.07.04)
12:43

ХИРУРГИ ДОЛГО НЕ ЖИВУТ

Как-то один знакомый врач весьма пренебрежительно отозвался о коллеге-хирурге. «Да вы что, он очень хороший хирург!», - возразила я ему. «Не спорю, возможно, как хирург он отличный специалист. Но сама профессия хирурга – одна из самых примитивнейших среди врачей. Вскрыл полость, отрезал все больное, зашил». Я пожала плечами, мол, вам виднее, вы уже почти сорок лет практикуете. Но как потенциальный пациент хирургического отделения знаю, к кому конкретно обращусь за помощью. А пока посредством интервью познакомлюсь с ним поближе.

Насколько я знаю, медперсонал хирургического отделения Ногликской ЦРБ с большим уважением относится к Валерию Петровичу Иванову, особенно велик его авторитет среди тех, кто непосредственно ассистирует доктору на операциях, видит его в работе и может сравнивать с другими хирургами. Одна загвоздка – хирург Иванов терпеть не может журналистов. Как-то его очень сильно обидела одна из публикаций в местной газете, поэтому, договариваясь об интервью, я не рассчитывала на успех. Но Валерий Петрович отложил в сторону – «вся ночь впереди» - стопку историй болезни своих пациентов и предложил чаю.

Ординаторская, где проходила наша беседа, за последние 10-15 лет не претерпела никаких изменений. Лишь состарились ее стены и потолки, да и мебель стала потрепаннее. Разве что электрочайник новый. А само хирургическое отделение, пожалуй, стало еще менее уютным и приспособленным для оздоровления больных людей. Хотя после оптимистичных бесед с главным врачом ЦРБ ожидала увидеть нечто более приятное для глаза. Хирургам же приличные операционные только снятся.

- Меня самого как-то резали под наркозом. И в это время снилось, что я работаю в операционной, а там белый-белый кафель…

- Весьма специфический сон. 

- В хороших операционных я тоже когда-то работал. В Томари, например, куда приехал сразу после окончания института, было две операционных – экстренная и плановая. Поэтому мы никогда не откладывали операции, не травмировали больных. А здесь иногда приходится это делать, потому что поступил экстренный больной.

У нас здесь нет нормального реанимационного отделения, чтобы выходить больного после операции. Желательно, чтобы все было и для нормальной диагностики, но сами знаете, как наша медицина обеспечена. За границей на компьютерах проходят обследование, а у нас – собственными ушами и глазами.

Из-за отсутствия реанимации и точной диагностики иному больному просто советуем ехать в областную больницу, хотя могли бы и сами прооперировать. Мы с Омаром Читоевичем (Мартиросяном, заведующим хирургическим отделением – С.К.) имеем квалификацию первой категории. И если бы у нас были условия для выхаживания, бальных оперировали в Ногликах.

А по поводу того, что хирургу думать не надо, как сказал ваш знакомый доктор, то я с ним совершенно не согласен. Недумающий хирург просто погубит своих больных. Когда идешь на какую-то плановую операцию, всегда в голове держишь несколько вариантов развития событий: «Если не получится так, то нужно сделать еще вот это и это, тут не получится, попробуй сделать вот так». Ведь на стол в операционную попадают люди любого возраста, обремененные  инфарктами, пневмонией, другими хроническими заболеваниями. Может быть масса осложнений – печеночная, почечная недостаточность, другие.

            - Сколько лет вы практикуете?

- В Ногликах работаю с 1980 года. Сразу после окончания Благовещенского мединститута приехал на Сахалин. Направляли на три года, как молодого специалиста, а задержался на всю жизнь.

Мне очень повезло в жизни – у меня были хорошие учителя. Начинал в Томари. В течение первых трех лет практически дома не жил, каждую ночь вызывали на операцию. Мои первые учителя – Ким Санхо, заведующий отделением, Владимир Павлович Никитюк, специалист по травмам и брюшной полости, Валерий Антонович Пономарев. Они были ненамного старше меня, но Никитюк и Пономарев уже умерли – сердце  хирурга не выдерживает этих стрессов. Еще один учитель – Ким Григорий Александрович из Южно-Сахалинска. Он постоянно приезжал к нам в Томари, и мы у него консультировались. Он смотрел, как я оперирую, и многому меня научил.

Здесь, в Ногликах моим учителем и наставником был Ковалев Виктор Кузьмич. Это настоящий профессионал. Грамотный, постоянно занимающийся самообразованием,  даже сейчас, когда у него уже такой громадный опыт. И еще он очень волнуется за больных. И меня учил, что к больному нужно относиться бережно. Можно во время операции палец отнять, а можно и сохранить, правда, заживать он будет дольше.

Каждая операция по-своему интересна, одна не похожа на другую. Даже аппендицит всякий раз по-разному оперируешь. Бывает, что 5-6 часов не можешь его достать. Каждый человеческий организм индивидуален. Ну, разве что разрез один общий, а то и разрезы приходится менять. У всех даже порог ощущения боли разный. Кто-то ее не чувствует и не нуждается в помощи, другой, наоборот, требует повышенного внимания.

- Вы любите свою работу? Или воспринимаете ее, как источник существования?

            - И как источник существования. Но, кроме того, это и моя основная потребность – работать.

- А больше вы, наверное, ничего и не умеете?

- Почему? Я же не сразу поступил в институт. У меня была возможность работать геологом. Три года отработал помбуром, искал в Якутии золото. А потом все же решил поступать в медицинский, хотя никаких предпосылок из детства, вроде семейной династии, не было. Мой отец геолог, у мамы всего четыре класса образования.  Разве что до армии я учился в медучилище.

- Интересно, а как мальчики попадают в медучилище? Из-за девочек?

- Нет, из-за драки (смеется). Я тогда поехал поступать в геологоразведку и подрался. Так что в техникум меня не взяли, сказали, что хулиганов не берут. Домой неудобно было возвращаться…

- А брали только в медучилище? И на кого вы там выучились?

- Я не выучился, меня оттуда с третьего курса перед самым дипломом за драку выгнали.

- У вас была бурная молодость!

- Потом в армии отслужил, поработал, подумал и пошел в медицину. И очень рад этому выбору – у меня есть любимая работа. Правда, возможно именно из-за нее у меня не сложилась ни первая, ни вторая семья. Все время на работе. Или на учебе. Постоянно занимаешься повышением квалификации. За двадцать лет, что работаю, много поездил.

- Валерий Петрович, а ваша работа в морге и судмедэкспертом – это для  заработка?

- Для приработка. Детям надо помогать.

- По долгу службы вам приходилось иметь дело с криминалом?

- Конечно, приходилось делать операции, например, по черепу. Ну а куда ему еще обращаться? Все равно в больницу. На операционном столе он ведет себя нормально. Разве что молодняк иной раз начнет ершиться, но прикрикнешь на него, тут же успокаивается, понимает, что в его же интересах вести себя прилично. Да что на них обращать внимание? Пройдет время, будут вести себя по-другому. Своих условий они мне не выставляют. Смысла нет.

- А какие у вас отношения с Богом?

- Знаю, что Он есть. Меня еще бабушка учила, что человек должен верить. Я ведь из рода староверов, хотя ни обряда, ни устава не соблюдаю. А за операционным столом полагаюсь только на себя и свою бригаду, в которой каждый – специалист в своем деле.

Только благодаря нашим знаниям, умению, опыту операция проходит успешно. Бог тут не при чем.

- Вас никогда не подмывало стать заведующим отделением?  Было бы больше возможности влиять на организацию работы хирургического отделения – поставить оборудование интенсивной терапии и т. д.

- На каждой конференции мы говорим, что нам надо то-то и то-то, но это никогда не исполняется. Да и в кабинет главврача я всегда могу зайти и сказать, чего у меня нет и что надо приобретать. Могу и поругаться, если на то пошло. Так что и без должности завотделением я могу решать производственные проблемы.

- А как на счет пожелания врачу – исцелися сам. Вы ограничиваете себя в еде, питье, женщинах?

- Сколько угодно. Назначишь свидание и не придешь, потому что срочная операция. А если серьезно, то здоровья, конечно, хотелось бы себе побольше. Как работать без стресса? За каждого больного переживаешь. Все это откладывается на сердце. Хирург имеет право уйти на пенсию через 20 лет работы. И по статистике  доживает всего до 50 лет.

Отток врачей из нашей районной больницы все не прекращается. Вот недавно уволилась отличный специалист, заведующая лабораторией по СПИД А. Тетерина. Говорят, ей в Корсакове дали квартиру и работу, оплачиваемую выше, чем в Ногликах. Кстати, нынешний год стал для нашей ЦРБ катастрофическим из-за нехватки кадров, особенно среднего и младшего медперсонала. Впрочем, не хватает и врачей – офтальмолога, гинеколога, педиатра, стоматологов. Оказывается, мало построить новую больницу, надо еще и квартиры иметь под специалистов, которые будут в этой больнице работать. А потому будем крайне бережно относиться к тем, кто продолжает нас лечить. Причем, делает это так профессионально, как хирург Иванов.

 

Просмотров: 1590 | Добавил: nogliki-gazeta | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2020